Из твиттера Нобелевского комитета
Из твиттера Нобелевского комитета

Обычно на события нобелевской недели метеорологи/климатологи смотрят «со стороны» — по сравнению с другими естественными науками «наше» количество полученных премий относительно не велико, то в этом году (и особенно для меня как специалиста, в некоторой степени, по биометеорологии) первые два дня — это настоящий фуллхаус.

Так, вчера Дэвид Джулиус и Ардем Патапутян получили Премию за «открытия рецепторов температуры и тактильных рецепторов» — результаты этих исследований применяются в тех самых моделях биоклимата и термического комфорта, с помощью которых непосредственно наша научная команда оценивает влияние изменения климата на здоровье городского населения, а сегодня — барабанная дробь…..

…..»Сюкуро Манабе и Клаус Хассельман получат одну часть премии /по физике/ – «за физическое моделирование климата Земли, количественной оценки изменчивости и надежного прогнозирования глобального потепления», а «Джорджио Паризи получит вторую часть премии – «за открытие взаимодействия беспорядка и флуктуаций в физических системах от атомов до планетарных масштабов» /Интерфакс/…

Нобелевская премия (точнее ее часть) почти напрямую присуждена за физико-математическое моделирование климатической системы.
И лично мой герой (не убавляя ни капли значимости остальных лауреатов) — это, конечно, Сикуро Манабе — ученый, который и стоял у истоков всей современной климатологии, и дожил до её триумфальных результатов.

Эти результаты — они и в смартфоне каждого из нас (когда мы открываем погодное приложение, данные в нем — результат работы тех самых гидродинамических моделей атмосферы, разработанных Манабе), и в результатах последнего доклада IPCC — когда климатические сценарии изменения климата на середину и конец XXI века рассчитаны также на основе «моделей Земной системы», к которым великий японский/американский специалист также приложил свой творческий гений, и во многих других уже ставших привычных нам разработках.

Есть и забавная история — мой научный руководитель в МГУ, профессор Кислов, когда журил нас за «выборочное присутствие на докладах» уже не помню какой конференции, приводил в пример именно Манабе как «самого внимательного слушателя абсолютно всех конференционных докладов»: придя в зал, согласно этой поучительной истории можно было всегда увидеть его с огромной тетрадью, в которой тот кратко конспектировал всё важное из докладов как директоров и академиков, так и простых аспирантов.

На моделях Манабе [Manabe, 1971] основывал свои оценки и климатолог №1 отечественной науки — Михаил Иванович Будыко, который одним из первых в ХХ веке высказал соображения о антропогенной природе современного глобального потепления.

К сожалению, наш отечественный гений (будучи еще и на десяток лет старше) до своей Премии не дожил — но я почему-то уверен, что в нобелевской лекции (а кстати- будет ли она в пандемию?!) Сикуро Манабе найдется место и для него.

P.S. Любопытно, что в научной тематике Премии, сочетающей элементы как детерминированного прогноза, так и прогноза хаотических систему имена лауреатов расставлены строго в порядке возрастания степени хаоса подотчетных им тем: от апологета климатического прогноза погоды   (Манабе) к  оценкам стохастического поведения земной системы (Хассельман) и заканчивая беспорядочностью и флуктуациям  в физических системах (Паризи).

Источник: Habr

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Похожие записи: